Общероссийскую тенденцию на снижение количества юрлиц и индивидуальных предпринимателей во всей России эксперты отметили еще год назад: тогда фиксировался минус четыре процента, согласно реестру субъектов малого и среднего предпринимательства.

«Чистка» реестра

Одни эксперты объясняют эту тенденцию укрупнением малого бизнеса, регулярной «чисткой» реестра от недействующих компаний и успехами в истреблении фирм-однодневок. Другие утверждают, что причина в снижении покупательского спроса и в налоговой нагрузке.

Снижение спроса и фискальное бремя — важные факторы. Но, как говорит координатор владимирского проекта «АналогиЯ – азбука налоговой безопасности» Сергей Кошелев, «чистка» реестра и истребление фирм-однодневок – часто взаимосвязанная история: «Эти компании потому и недействующие, что их использовали и бросили. Ликвидировать фирму стоит около 30 тысяч рублей. А все брошенное налоговая служба сама ликвидирует — бесплатно». Однако если юрлицо при проверке не находят по указанному адресу, то его тоже вычищают из реестра.

Например, в прошлом году во Владимирской области из ЕГРЮЛ исключили 2477 компаний. Из них самоликвидировались лишь 618 фирм, 79 — реорганизовались, а 51 — обанкротилась.

Разумеется, взамен закрытых появлялись новые субъекты рынка. Так Владимирстат обнародовал свежие данные по динамике количества предприятий и ИП во Владимирской области за двенадцать месяцев. Если год назад в  Статистическом регистре Росстата по нашему региону числились 30 тысяч 959 хозяйствующих субъектов, то на начало 2020 года их осталось 29742. Минус 1217 компаний. То есть в два с лишним раза меньше количества исключенных из ЕГРЮЛ… По индивидуальным предпринимателям снижение скромнее: на 1 января 2019 во Владимирской области была 41 тысяча 134 ИП, на 1 января-2020 — 40912.  Минус 222 ИП.

Разумеется, рост в любом случае предпочтительнее, хотя, как известно, количество не всегда равно качеству. «ВВ» изучили, какие конкретно отрасли демонстрируют отрицательную, а какие – положительную бизнес-демографию.

У юрлиц в плюсе – табачники и химики

Практически не пострадали региональная добыча полезных ископаемых (106 предприятий вместо 107-ми) и «Деятельность в области здравоохранения и социальных услуг» (как было 740 организаций, так и осталось). Все остальные пошли на спад. Например, год назад в секторе «Сельское, лесное хозяйство, охота, рыболовство» числились 1193 юрлица, сейчас их на 45 «штук» меньше. Самый скромный минус – в рыболовстве: было 24 предприятия, стало 23. Самый весомый — в растениеводстве, животноводстве и охоте: год количество организаций в сельском хозяйстве и охотуслугах упало с 1071-й до 1031-х.

Важнейший сектор «Обрабатывающие производства» тоже в отрицательной динамике по юрлицам: год назад в области было 3543 компании, сейчас 3424. То есть «ушли» больше сотни предприятий, из них 19 — от пищепрома, по 10 — полиграфические фирмы и обработчики древесины, а 30 — производители готовых металлических изделий.

Впрочем, есть и здесь свои бенефициары: количество владимирских химических предприятий увеличилось на одно — до 107-ми, число производителей напитков — с 74-х до 78-ми, автотранспортных средств и прицепов — с 21-го до 23-х, прочих транспортных средств и оборудования — с 24-х до 28-ми, а табачных изделий и вовсе выросло с нуля до трех единиц.

Текстильные компании, можно сказать, сохранили свои ряды (было 123 предприятия, стало 122), как и производители мебели (у них без перемен в регистре – 201 юрлицо).

Впечатляет минус сектора «Строительство»: сейчас в регионе в нем работают 2645 предприятий, на 111 меньше, чем год назад. Впрочем, как раз здесь тенденцию на объективное уменьшение количества игроков рынка в связи с введением эскроу-счетов заранее предсказывали сами девелоперы: «Не все компании смогут соответствовать требованиям банков».

Зато настораживает падение количества гостиниц и предприятий общепита (как-никак мы туристический регион): минус 63 участника рынка, сейчас их 750 – 113 гостиниц (меньше на 15 штук в сравнении с АППГ) и 637 кафе, ресторанов, кофеен и столовых.

А вот снижение количества предприятий торговли точно никого не расстроит, невзирая на масштабы этого снижения: минус 261 компания оптовой торговли (итого их 3912) и минус 186 розничных торговых фирм (итого 2268). Тренд свидетельствует о двух вещах: снижении покупательского спроса, что не секрет, и укрупнении торгового бизнеса — сети завоевывают рынок.

Считайте эффективность!

С индивидуальными предпринимателями картинка еще более интересная. К примеру, выросло количество ИП в лесозаготовках (со 141-го до 146-ти), в обрабатывающих производствах (с 2808-ми до 2812-ти) – наблюдается небольшой рост у производителей пищевых продуктов и текстиля, бумаги и химических продуктов, резиновых и пластмассовых изделий, готовых металлических изделий и мебели. Даже сектор «Строительство» по числу ИП в плюсе: их было 2529, а стало 2772.

С гостиницами и кафе тоже ситуация лучше, чем у юрлиц: год назад было 794 ИП в этом секторе, сейчас 880. Но! Плюс только у общепита, гостиницы и у ИП в минусе.

А вот торговля — как оптовая, так и розничная, остается в общем тренде сокращения числа игроков рынка даже среди ИП. Галина Финашина, член Владимирского областного отделения «ОПОРА РОССИИ», считает наиболее вероятными причинами снижения количества субъектов МСП в сфере торговли как раз «экспансию федеральных торговых сетей, которая имеет место во всех регионах, и снижение покупательского спроса».

В отличие от Сергея Кошелева, Светлана Аркадьева, директор ООО «Эркюль», уверена, что снижение количества предприятий в сфере малого и среднего предпринимательства обусловлено не столько «чисткой» однодневок, сколько ростом налоговой нагрузки:

– Сыграли роль повышение НДС, планируемая отмена ЕНВД, отмена льгот по уплате страховых взносов. Так, если до 01.01.2019  бизнес работал на упрощенной системе и по 61 виду экономической деятельности (пищепром, производство безалкогольных напитков, текстильных изделий, строительство зданий и инженерных сооружений, аптеки, деятельность организаций, предоставляющих услуги в сфере туризма и т.д.) платил страховые взносы в размере 20%. Если на патенте, то взносы были 20%-ными по 63 видам деятельности. Так же льготы распространялись и на тех, кто работал на ЕНВД. А с 1 января 2019 льготы по страховым взносам отменили, а ставка для данных организаций и ИП выросла до 30%.

С экспертом согласен и Александр Миленький, декан факультета экономики Владимирского филиала РАНХиГС:

– Дело не в «чистке» однодневок. Они и так уже практически выселены из реестра жесточайшими мерами ЦБ. К сожалению, экономическая политика пока такова, что малому бизнесу трудно выживать с бесконечными отчетами, проверками, незащищенностью… По сути, государство налоговой политикой само загоняет МСБ в тень. Сложилась парадоксальная ситуация — в теневой экономике опасностей почти столько же, сколько в официальной, а затрат намного меньше. Так что считайте эффективность!

Добавить комментарий